«Граждане Израиля, всю свою жизнь я посвятил нашей с вами стране. Я воевал за нее, был ранен в боях за нее. Я борюсь за нее и в последние годы — как на внутриполитической, так и на международной арене, чтобы превратить Израиль в супердержаву. Я горжусь нашими достижениями.

При этом я должен отметить, что сегодняшний день стал очень тяжелым. Я знаю, что он был тяжело воспринят многими людьми, которые поддерживают и ценят меня. Я хочу обратиться к ним от всего сердца и сказать, что уважаю израильские судебные инстанции. Они обрели заслуженный мировой престиж. Но я думаю, что только незрячий не заметит негативных моментов в работе следователей полиции и прокуроров.

Сегодня вечером мы стали свидетелями попытки переворота, направленного против премьер-министра и спланированного при помощи клеветы и тенденциозных следственных процедур. Вы, конечно же, обратили внимание что решение юридического советника было опубликовано именно сегодня, с беспрецедентной спешкой, я бы даже сказал — в самый чувствительный с момента создания государства момент для нашей политической системы. Это было сделано аналогично заявлению о выдвинутых против меня подозрениях. Оно также было опубликовано за несколько недель до волеизъявления избирателей на прошлых выборах.

Думаю, эти факты ярко демонстрируют роль сторонних интересов в судебном процессе. Его цель – свергнуть действующего правого премьер-министра. Его цель — свалить меня. Меня, кто в отличии от многочисленных политических противников из левого лагеря и мобилизованных на борьбу со мной СМИ, хочет, чтобы в Израиле были свободный экономический рынок и плюрализм мнений в СМИ. Хотят свалить меня, главу правительства, который верит в сильный Израиль, а не в слабое, пресмыкающееся государство. Поэтому я обращаюсь не только к своим сторонникам, но и к честным политическим оппонентам, которые понимают, что ради процветания и существования страны необходима справедливая власть закона.
Увы, общество перестало надеяться на справедливость. Процесс потери доверия начался много лет назад, когда судебные структуры предотвратили назначения Руби Ривлина и Яакова Неэмана на пост министра юстиции, когда предотвратили назначение героя Израиля Рафаэля Эйтана на пост министра полиции, когда предотвратили назначение Галя Гирша на должность генинспектора полиции — за день до планировавшегося назначения. Когда закрыли и положили под сукно дело окружного прокурора Рут Давид, которая получала дорогостоящие подарки взамен на вмешательство в дела тех, кто эти подарки делал. Вспоминаются высказывания судьи Хилы Герстель, которая сказала, что прокуратура больна, и что генпрокурор Шай Ницан недостоин этой должности. Пора положить этому конец.

Я знаю, что на любую критику скажут: «Как ты смеешь?! Ты вредишь верховенству закона». Но когда столько всего происходит, следователи должны оказаться под следствием. Пришло время, чтоб общество получило однозначные ответы на произошедшее во всех вышеописанных случаях, а также узнало, как велись дела против меня. В ходе намеренно искаженного процесса преследовалась не истина, преследовали меня.

Следователи не оказывали давление на свидетелей, чтобы те говорили правду. В моем случае следователи попросту растоптали свидетелей при помощи шантажа, требуя, чтобы они лгали и говорили то, что нужно следователям, а не то, что было на самом деле. Нира Хефеца, одного из двух главных госсвидетелей, на показаниях которых основано сфабрикованное дело №4000, стали шантажировать как преступника, угрожая разрушить его семью, лишить всего имущества, сделать так, чтобы его собственные дети не захотели с ним разговаривать. Это все указано прямым текстом в протоколах, но сначала прокуратура скрывала это от юридического советника правительства, а потом наложила запрет на публикацию этой информации.

Почему? Что они хотят скрыть от общественности? Знала ли об этом прокурор Лиат Бен-Ари? Была ли санкция генпрокурора? О трюке с шантажом, чтоб выжать ложные обвинения, нам стало известно случайно, из-за мелкой судебной ошибки. Иначе мы бы об этом не узнали. Что еще скрывают от общественности о угрозах, благодаря которым прокуратура заключила сделки с госсвидетелями, принудив их к лжесвидетельству?

Вчера взорвалась еще одна бомба: выяснилось, что и Шломо Фильбер, второй госсвидетель, на показаниях которого выстроено сфабрикованное дело №4000, попался на тайный трюк в ходе следствия. Было опубликовано, что и в его случае речь шла о шантаже. Конечно же, и эта информация была скрыта от нас. И если это недостаточно серьезно, это та же система, которую мы видели в другом деле, связанном со мной. Высокопоставленный следователь полиции угрожал сотруднице резиденции премьер-министра Светлане Городецкой, требуя, чтобы она дала показания против меня, а если откажется, то попадет в тюрьму. Он сказал ей: «Скажи, что Нетаниягу послал тебя подать жалобу». В какой демократической законопослушной стране может произойти такое?!

В то время, когда следователи оказывали давление на свидетелей, чтобы они показания против меня, те же следователи преднамеренно не расследовали действия десятков депутатов, продвигавших закон о закрытии газеты «Исраэль ха-Йом». 43 депутата поддержали закон, чтоб закрыть газету. 42 из них даже не были допрошены.

Я не позволю лжи победить. Я продолжу вести Израиль вперед, как того требует закон, продолжу вести страну вперед ответственно, самоотверженно, заботясь о безопасности и нашем общем будущем. Ради блага страны следователи должны оказаться под следствием.»

ОЦЕНИТЕ ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ

Рейтинг: / 5. Всего голосов:

Пока еще нет голосов! Будьте первым!

Translate
Skip to content