У каждой монеты две стороны. У года бесконечных выборов тоже есть не только недостатки, но и достоинства. “Новичкам всегда везет” — это закон выборов, голосование авансом собирает очень весомую долю голосов. Блок “Кахоль-Лаван”, сформировавшийся на волне “Рак Ло Биби” из маловразумительного правого новообразования ТЕЛЕМ во главе с антихаризматичным Буги Яалоном, антирелигиозной и подчеркнуто центристской партии “Еш Атид” Яира Лапида и главной движущей силы — быстро, как подростковый прыщ, вызревшего левого движения “Хосен ле-Исраэль” под руководством ничем хорошим не запомнившегося бывшего начальника генштаба Бени Ганца, — авансом стал самой крупной партией после “Ликуда”. 

Но с первого подхода высоту не взял, правительственную коалицию не собрал, и произошла переэкзаменовка, а затем еще одна. Вот только переэкзаменовку проходят уже не новички, и у людей теперь достаточно фактов, чтобы судить, что из себя представляет блок, сокращенно поименованный “КаЛ”. И суждение это нелестное: он не представляет из себя ровным счетом ничего. Дутый пузырь с дурнопахнущим мутным ничем внутри. Плод работы политтехнологов и спонсорских миллионов. Пустышка.

Загадочно молчать, чтобы произвести впечатление огромного ума и скромного величия, Бени Ганц мог перед апрельскими выборами. Затем ему пришлось все же говорить, пришлось учиться говорить, недалек и тот день, когда ему придется учиться думать, что говорить. Пока это с переменным успехом делают его помощники и советники. Советники профессиональные, нанятые за немалые деньги, но изнутри в политике явно не работающие. Только этим можно объяснить крайне неудачные последние попытки блока “Кахоль-Лаван” вернуть себе инициативу в предвыборной борьбе. Этим, а еще тем, что между собой члены этого “дружного” блока, одновременно пытающегося следовать в разных направлениях, тоже не слишком советуются. 

Бени Ганц объявил о новом обвинении в адрес лидера “Ликуда” Биньямина Нетаниягу — “Деле 5000”. Это было главной темой СМИ в течение выходных, перед которыми “новое обвинение” и было анонсировано. В реальности же обещанный громогласный залп оказался мышиным писком, а то и вовсе — выстрелом в собственную ногу. Ганц обвинил Нетаниягу… в 5000 смертей от инфекций в израильских больницах: эту тему его советники сочли самой многообещающей и громкой. Они ошиблись. Цифра в 5000 смертей в год оказалась глубоко и давно не актуальной, о чем не замедлил ехидно сообщить министр здравоохранения Яков Лицман. Пятью тысячами умерших от инфекций в больницах пациентов могла “похвастаться” Яэль Герман, тринадцатый номер в списке “Кахоль-Лаван”, в прошлом занимавшая пост министра здравоохранения. Лицману удалось сократить этот показатель практически вдвое. “Дело 5000” угасло, едва родившись: израильская пресса, испытывающая странную снисходительность к Ганцу и ведомому им в разные стороны блоку, быстро замяла тему и более к ней не возвращалась. Зачем муссировать позор.

Следующая попытка вернуть себе инициативу произошла через пару дней после провалившейся, и она оказалась еще более позорной. “Кахоль-Лаван” заявили о своем желании “наконец-то послушать начальника транспортного цеха”, созвали внеочередное пленарное заседание неработающего по случаю предвыборного периода Кнессета, официально вызвали министра обороны Нафтали Беннета держать ответ за “непрекращающийся террор из сектора Газы”. Прямо скажем, идея неудачная. “Непрекращающийся террор” минорен даже без учета недавно оглашенного американского плана окончательного урегулирования палестино-израильского конфликта “Сделка века”, прочно обосновавшегося в качестве главной темы предвыборного дискурса. По этому плану, подготовленному администрацией Дональда Трампа, не Израиль, а палестинцы должны будут идти на уступки, включая полную демилитаризацию, Израиль же распространит суверенитет на все еврейские города и поселки Иудеи и Самарии, Иорданскую долину и север Мертвого моря, и будет самостоятельно обеспечивать безопасность всех границ — как сухопутных, так и водных, и воздушных. В ответ на такое палестинские террористические организации сумели выпустить несколько ракет и минометных снарядов (менее 20 по состоянию на 11 февраля) и запустить несколько связок воздушных шаров со взрывчаткой, которые из-за зимы и ливней не причинили никакого ущерба, были вовремя обнаружены и нейтрализованы. Ответные удары ЦАХАЛа же нанесли значительный ущерб инфраструктуре террора.

Пленарное заседание, между тем, состоялось. Представители оппозиции блистали красноречием, рассказывая, как Израиль должен открыть свои границы для палестинских бизнесменов и рабочих, для доставки любых товаров, а также обеспечить абсолютно все гуманитарные нужды палестинского населения. Минорность “непрекращающегося террора” выступающие от оппозиции объясняли не эффективностью работы израильских служб безопасности и действующей силой сдерживания, в “отсутствии” которой они парадоксально и обвиняли правительство Нетаниягу, а исключительно “волей ХАМАСа”. Того самого ХАМАСа, который утопил бы Израиль в крови, если бы его “воля” имела хоть какое-то значение и могла преодолеть израильские спецслужбы. Парадоксально, но ни “партия генералов”, ни бывший министр обороны Амир Перец по каким-то причинам этого не знают. 

Бывший глава генштаба Бени Ганц патетично возмущался с трибуны отсутствием в зале заседаний неработающего Кнессета главы правительства Биньямина Нетаниягу. Видимо, депутат уже второго подряд созыва Кнессета (пусть обе сессии закончились преждевременно, но с неопытными такое бывает — даже если они могут два раза подряд) не знал или забыл, что даже для вызова премьер-министра на отчетное пленарное заседание у КаЛа нет достаточной поддержки. Запроса, подписанного 25 депутатами, достаточно для вызова в парламент министра, что и было сделано. Вызвать премьера можно, имея поддержку 40 и более депутатов. Так ли силен лево-арабский блок, если даже 40 подписей им не удалось собрать? Как эти люди собираются формировать правительственную коалицию, для которой нужно не 25, и даже не 40, а не менее 61 депутата? Все это очень интересные вопросы, и мы обязательно к ним еще вернемся, но сейчас не о них.

Бени Ганц оттарабанил с трибуны заученный текст, написанный дорогими спичрайтерами, и произошло неожиданное. Когда министр обороны Беннет от имени правительства поднялся на трибуну отвечать на “поставленные вопросы” — депутаты от “Кахоль-Лаван” и других оппозиционных партий просто сбежали. Для их обреченной на неудачу пиар-акции было смерти подобно услышать о реальном положении дел и реальных цифрах. 

Они не могли допустить упоминания, что именно Бени Ганц и Буги Яалон, бывший глава генштаба и бывший министр обороны, не справились ни с террористическими туннелями, ни с ракетами, которых в период их пребывания на ответственных постах было в сотни раз больше. Они не хотели услышать, что Ганц и Яалон занижали опасность террористических туннелей, пронизавших землю между Израилем, сектором Газы и Египтом, как дырки в выдержанном швейцарском сыре. Хотелось бы верить, что они сбежали, потому что им стало стыдно. Но к сожалению, это не так. Они сбежали, потому что “чрезвычайное пленарное заседание” — не парламентская работа, а очередной отчаянный и циничный пиар-ход, который снова не удался, да и не мог удасться. Это просто фарс, беспомощность, дилетантизм и вопиющая некомпетентность, которую претенденты на смену власти в Израиле демонстрируют раз за разом. 

 

 

ОЦЕНИТЕ ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ

Рейтинг: / 5. Всего голосов:

Пока еще нет голосов! Будьте первым!

Translate
Skip to content