Прежде всего — благодарю дорогого товарища по партии Елену Димант за заголовок и идею этой статьи. И сразу должен оговориться: она отражает мое и только мое мнение, с официальными представителями партии Ликуд не согласованное.

История не знает сослагательного наклонения. Но я по профессии не историк, а филолог — поэтому я его знаю и даже люблю. И пробую представить себе, что было бы, существуй уже в середине 1930-х годов Государство Израиль и будь его премьер-министром не кто иной как Зеэв (Владимир) Жаботинский.

Предвидя смертельную угрозу, нависшую над евреями Европы с приходом к власти Гитлера, и бесплодность своих попыток убеждения словом, Жаботинский отдает силовым структурам приказ о проведении беспрецедентной операции по эвакуации евреев из Германии, Австрии, Франции, Италии, Польши, Чехословакии, Венгрии, Литвы, Латвии и других государств Старого Света. СССР в приказе не упоминается, поскольку после анализа политической ситуации израильская разведка резонно сочла такую миссию невыполнимой.

Подавляющее большинство европейского еврейства кипит от возмущения. Исключение составляют лишь малочисленные партии сионистского толка. Остальные называют Жаботинского идиотом, извергом, диктатором и прочими эпитетами, которых чуть позже удостоились Сталин, Гитлер и Муссолини вместе взятые. Все, кто может, прячутся от эвакуации — скрываясь физически, меняя фамилии + вероисповедание и иными наивными способами, которые чуть позже вызовут ухмылку эсэсовцев. Многие из эвакуированных стремятся убежать, уехать, уплыть или улететь обратно, в еще не остывший теплый дом на севере. И лишь немногие оставшиеся… не погибнут в Катастрофе.

Люди, хорошо знавшие характер и кредо Жаботинского, в том числе его личный секретарь Бенцион Миликовский-Нетаниягу, недавно скончавшийся отец нынешнего премьер-министра, наверняка возразят мне: такого приказа основатель ревизионистского сионизма отдать никогда не смог бы. Скорее всего так. Тем более что многие действия Менахема Бегина и других его последователей намного ближе к либерализму, чем к… (как мы назвали мой сценарий?) диктаторству.

Например, отсутствие внятной реакции ревизионистов на расстрел их корабля «Альталена» (таков был псевдоним Жаботинского) у тель-авивского пляжа в 1948 году. Расстрел, в котором активно участвовали Ицхак Рабин и прочий левый бомонд. Правые решили проглотить пилюлю тогда — и упорно принимают это горькое лекарство до сих пор, без симптомов выздоровления. Лишь бы умереть в гордом звании либералов!

Я не историк и поэтому имею право опираться не на исторические законы (каковые, кстати, в разных учебниках совсем не одинаковы и даже взаимоисключающи), а на свою интуицию. Последняя мне подсказывает, что сегодня еврейское государство находится в опасности. Оно тяжело больнó.

Еврейскому государству угрожают люди, чьи демагогические заявления уже не в состоянии скрыть, что оно им просто не нужно и даже противно — как тем самым просвещенным европейцам моисеева племени. Люди, глумящиеся не над теми или иными аспектами жизни государства, а над самыми его основополагающими символами. Люди, руководствующиеся слегка перефразированным ленинским революционным принципом: «Чем (Израилю) хуже, тем лучше».

Эти люди намного опаснее современников Жаботинского: ведь в руках ЭТИХ благодаря прекраснодушному либерализму Менахема Бегина, не обладавшего пророческими качествами великого одессита, сосредоточился весь юридический (в т.ч. репрессивный) аппарат государства.

В борьбе с таким серьезным недугом таблетка в дизайнерской упаковке с надписью liberalism, много десятилетий украшающая ликудовскую идеологическую аптечку, окончательно доказала свою неэффективность.

 

ОЦЕНИТЕ ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ

Рейтинг: / 5. Всего голосов:

Пока еще нет голосов! Будьте первым!

Translate
Skip to content