— Абрам, о чем вы думаете, глядя на женскую грудь?

Абрам, подумав:
— Только не Биби! Только не Биби!

 

 

 

Я подумала, что назвав все эти безобразия, творящиеся сегодня у нас в Иерусалиме (да и в Тель-Авиве, да и в Кейсарии) возле резиденции (или дома) главы правительства или на площадях, — «демонстрациями», — я на самом деле ошиблась. Это слово совершенно не подходит к своему определению после бесчисленных публичных безобразий, которыми сопровождаются эти сборища толп…

Толпа вообще всегда не права. Либо «народ безмолвствует» по точному определению классика, либо любую толпу очень легко натравить на нужную цель.

Когда-то для меня демонстрации были видом борьбы за элементарные человеческие права, которые постоянно нарушались в СССР советским правительством. Это были демонстрации за право на выезд из СССР, за право собственного голоса, за право писать и читать ту литературу, которую советские власти в лучшем случае запрещали, а в худшем – сажали за написание, чтение и «распространение». Тогда это действительно были демонстрации за свободу слова, свободу выезда, свободу быть самими собой.

То, что я наблюдаю сегодня – это абсолютно четко спровоцированные акции (как выясняется, даже очень неплохо оплаченные) той частью израильского общества, которая оказалась в меньшинстве на последних выборах, теми проигравшимися политиками, которые самым что ни на есть демократическим путем не смогли доказать свою нужность в высших эшелонах власти, которые проиграли Нетаниягу на выборах, которые проиграли партии Ликуд.

Где сегодня партия Авода? Где партия МЕРЕЦ? Их проигрыш в течение последних лет наблюдается даже с некоторым разочарованием со стороны людей правого толка: оппозиция, конструктивная, люди с другим, отличным от правонастроенных жителей Израиля мнением, должны быть, они должны спорить, дискутировать, но они должны оставаться сионистами, какими были когда-то лидеры Аводы и МЕРЕЦ.

Я вспоминаю Шуламит Алони – очень яркую представительницу левого лагеря, которая ратовала за права человека, которая верила в мирное разрешение конфликта с палестинцами, хотя, на мой взгляд, у нее был уже явный перегиб с борьбой за права палестинцев, но во всяком случае, главным для нее все-таки был Израиль, и она осталась неотъемлемой частью истории страны.

Однако сегодня левый лагерь, разрушающийся и теряющий поддержку, пустился в самые тяжкие, устраивая мародерские собрания в такое время, когда вновь разбушевался коронавирус… Левый лагерь – это даже не идеологические противники Ликуда – это те самые, проигравшие на выборах лидеры партий, оказавшихся в оппозиции… Там нет никакой идеологии, зато там есть черные и красные флаги, — символы, против которых люди, знающие что они обозначают, никогда не пойдут сливаться с такой толпой.

 

ОЦЕНИТЕ ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ

Рейтинг: / 5. Всего голосов:

Пока еще нет голосов! Будьте первым!

Translate
Skip to content