В последние дни много говорят о Лиат Бен-Ари. Кто она и почему стала столь популярна?
(по материалам открытой печати)

Лиат Бен Ари, юрист, прокурор тель-авивского округа по вопросам исполнения экономического законодательства и налогообложения, заместитель государственного прокурора Израиля, представитель обвинения в суде по делам против Биньямина Нетаниягу.

До июля этого года ее имя упоминалось в связи со скандалами в ходе подготовки и самих слушаний по делам Нетаниягу.

«Шакед прокомментировала решение прокурора по экономическим преступлениям тель-авивского округа Лиат Бен-Ари уехать в отпуск в разгар слушаний по “коррупционным делам” премьер-министра Биньямина Нетаниягу. “Ее решение было ошибочным. Она здесь — ключевая фигура, она должна была присутствовать. У физического присутствия есть свое собственное значение. Это — не то же самое, что посылать письма и составлять юридические мнения”» (1).

(Адвокаты усомнились в подлинности протоколов допросов свидетелей) Представитель прокуратуры Лиат Бен-Ари заявила, что материалы дела не скрываются от адвокатов. «Очень часто отрывки протоколов допроса опускаются. Очень часто протокол записывает не тот, кто ведет допрос. Мы проверим то, о чем здесь идет речь». Судья Ривка Фельдман-Федерман спросила прокурора, почему вопросы не были проверены до сих пор. «Мне нечего вам ответить», — сказала прокурор Лиат Бен-Ари. (2).

Но в июле в СМИ появились сообщения о том, что заместитель государственного прокурора Израиля подозревается в нарушении строительного законодательства, представляющем собой уголовное преступление именно в той сфере, в которой она специализировалась — экономика и налогообложение.

Это не просто мелкое правонарушение, именно из-за подобных нарушений Йоав Галант в свое время не смог стать начальником Генштаба ЦАХАЛа, а позднее — министром обороны Израиля.

В феврале этого года строительный инспектор муниципалитета Рош а-Аина явился в только что построенный дом, оформленный на бизнесмена Авива Швики и его супругу Лиат Бен-Ари и обнаружил, что в доме выделена отдельная жилая единица («ехидат диюр») — на месте одного из окон нижнего этажа пробита отдельная входная дверь, но разрешение на это в мэрии не получено. Инспектор зафиксировал выявленное нарушение. Авив Швики обратился к городскому инженеру за разрешением на перепланировку, но инспектор выяснил, что это случилось уже после его визита — значит, нарушение было и супруги Швики и Бен-Ари понесут законную кару. (3).

17 марта 2020 инженер Арье Гилберг проинформировал городского инспектора Цви Миллера о том, что открыто расследование о разделении дома Бен-Ари. В нем говорилось о том, что Бен-Ари подала просьбу о разделении принадлежащей ей недвижимости задним числом — 1 марта.
В тот же день инспектор Миллер проинформировал юридического советника муниципалитета Рош Ха Аин Эфрат Хадар о возникшей проблеме и попросил дальнейших указаний.
Госпожа Бен-Ари дала официальный ответ на публикацию Бараши: “Чтобы не было никаких сомнений, госпожа Бне-Ари не имеет никакого отношения к инвестициям и бизнесу своего мужа (!), который является обычным частным гражданином».
Адвокат Браши указывает, что Бен-Ари, скорее всего врет, поскольку предупредительное письмо муниципалитета было издано на ее имя, а значит, что ее имя также значится в акте регистрации недвижимости. (4).

Государственная прокуратура ответила на запрос Йоава Ицхака (владельца сайта News 1), что дом был построен месяц назад, не заселен, и поправка 117 к закону о планировании и строительстве позволяет урегулировать вопросы перепланировки после завершения строительства. «Ради полной ясности добавим, что госпожа Бен-Ари не участвует в инвестициях и бизнесе своего супруга, который является частным лицом», — говорится в ответе прокуратуры.
Слова о том, что заместитель государственного прокурора не занимается по совместительству строительством коммерческой недвижимости, чрезвычайно развеселили сетевое сообщество сторонников премьер-министра. «Ну как же, она скромная домохозяйка, в дела мужа не лезет», — коментирует ответ прокуратуры «первооткрывательница» дела Кинерет Бараши. (3).

Журналисты Акива Бигман и Ариэль Сегаль выяснили, что вилла была перестроена задолго до визита муниципального инспектора в феврале этого года и получения в начале марта разрешения на перестройку задним числом.
В интернете сохранились объявления о сдаче виллы в аренду. Сначала ее сдавали целиком — 220 квадратных метров за 7500 шекелей в месяц. Это объявление появилось в октябре 2019. В ноябре были опубликованы два объявления, в которых вилла уже сдавалась по частям. Верхний этаж (пять комнат) сдавался за 6,5 тысяч шекелей, полуподвальная квартира — за 3950 шекелей, во втором объявлении — уже за 3,5 тысячи.
Офис генеральной прокуратуры заявил: “Госпожа Лиат Бен-Ари не намерена давать комментарии на эту тему”. (5).

Журналист Эли Ципори утверждает, что Бен-Ари допустила не только строительные нарушения, перестроив свою виллу в Рош Ха Аин без соответствующих разрешений, но и обманула государство на десятки тысяч шекелей. Ципори указывает на то, что разрешение на перестройку, которое Бен-Ари запросила задним числом после визита муниципального инспектора, подразумевает выплату налогов в пользу муниципалитета Рош Ха Аин. Речь идет о сумме, исчисляющейся десятками тысяч шекелей. По оценке игроков на рынке недвижимости, такое разрешение могло обойтись прокурорше примерно в 70 тысяч шекелей.

Ципори также опубликовал снимки строения в Рош Ха Аин. Он указывает на то, что вилла, по всей видимости, была не просто разделена, но достроена без получения соответствующих разрешений. Площадь полуподвального помещения, по всей видимости, была увеличена на 30 квадратных метров. Также без разрешения пристроен склад на месте, отведенном согласно плану виллы под парковку. Кроме того, есть основания полагать, что вилла была разделена не на две, а на три единицы жилья. Все это лишь увеличивает сумму расходов на разрешения, которые не оплачены и о которых Бен-Ари вообще предпочитает ничего не говорить. (6).

Министр внутренней безопасности Израиля в интервью 20-му каналу израильского ТВ прокомментировал скандал. Охана сказал: “Если это действительно то, что произошло, это — стыд и срам для тех, кто каждый день рассказывают нам о “чистых руках”, об “охране ценностей”, о “гражданской позиции” и придумывают обвинения которых в жизни никогда и и ни у кого не было, тех, кто предъявили беспрецедентное обвинение главе правительства — беспрецедентное и в мире и в Израиле. Внезапно про них выясняется такое. Я думаю, что ей нет места в прокуратуре”. (4).

Такие же требования выдвигали и участники протестов у дома Бен-Ари. Эти протесты не представляли физической угрозы для прокурора, хотя задолго до скандала «отдел безопасности министерства юстиции по рекомендации полиции принял решение приставить телохранителей к Лиат Бен-Ари еще в мае, когда возникли серьезные опасения в том, что обвинитель может подвергнуться нападению со стороны участников протестных акций, поддерживающих премьер-министра». (7).

Тем не менее, полиция Израиля ввела строгие ограничения на демонстрацию перед домом заместителя государственного прокурора Лиат Бен-Ари. (ниже из 8 в сокращении).

Согласно документу, подписанному командующим центрального района Амихаем Эшедом. полиция фактически запрещает любые акции протеста возле дома Бен-Ари в мошаве Херут в Шароне и приказывает протестующим собираться на большом расстоянии, но даже там митинг разрешен только два дня в неделю по три часа.

Орли Лев, правая активистка и одна из организаторов демонстраций «За справедливость и за премьер-министра» говорит, что полиция «преследует демонстрантов». По ее словам, «каждый день полицейские не подпускают нас к дому. Мы не подстрекаем и в нашем протесте нет насилия. Мы ничего не сделали против закона, но полиция просто не позволяет нам протестовать и нарушает наши права
Каждый день по-новому.
Иногда по вечерам на улицах мошава просто выключали свет, поэтому нам приходилось проводить демонстрации при свете фар.
В другой раз сотрудники службы безопасности мошава заявили, что мы вмешиваемся в инцидент, который там происходил.
Потом меня вызвали в полицию, угрожали арестовать и удалить меня.
Количество полицейских, которые каждый вечер стоят перед нами, чрезмерно по сравнению с количеством демонстрантов.

Дискриминация в отношениях между правыми и левыми демонстрациями очевидна для всех. Я думаю, что здесь есть политическое принуждение. На Бальфур и в Кесарию прибывают тысячи людей, которые шумят и пачкают все вокруг. Они проводят демонстрации прямо у дома ПМ и их никто не дистанцирует и не налагает ограничений. Но с нами идет постоянная борьба, хотя наши акции тихие и достойные. Такое впечатление, что полиция боится левых.

Позор незаконных ограничений демонстраций не обескураживает нас. Мы намерены и дальше собираться на демонстрации и делать все, чтобы наши голоса были услышаны, как и голос любой гражданина демократической страны».

Еще один организатор протестов перед домом Лиат Бен-Ари активист Ликуда Борис Апличук рассказывает о цели протеста. «Мы требуем очень простой вещи: чтобы Лиат Бен-Ари ушла в отставку. Ее подозревают в совершении строительных и налоговых преступлений. Невозможно, чтобы человек, который должен обеспечивать соблюдение закона и сам соблюдать его, будет вести себя как преступник и предполагаемый лжец».

Апличук описывает цепочку событий с момента начала демонстраций в мошаве Херут около десяти дней назад: «Сначала нас было меньше пятидесяти человек и нам вообще не требовалось разрешение полиции, но уже в первый вечер, когда мы провели демонстрацию перед домом, внезапно появились машины и полицейские. В последующие дни нас перевели на соседнюю площадь, а позже на парковку, которая находится очень далеко от дома. Наши демонстрации не наносят ущерба общественной безопасности, от нас нет угрозы насилия, демонстрации проходят тихо, мы следуем всем инструкциям полиции. Поэтому документ, который мы получили вчера из полиции, — это позорный документ для демократического государства. Как бывший советский человек я могу сказать, что начальники полиции Путина могут пройти в Израиле обучение тому, как заставить замолчать протестующих и лишить гражданина основного права на протест. Это очень печально и тревожно».

(корреспондент) Как вы думаете, в чем разница по отношению к вам по сравнению с поведением полиции на демонстрациях левых?

«У меня нет юридического объяснения этого. Единственное логическое объяснение состоит в том, что здесь применяется избирательное исполнение. Нет больше закона, равного для всех, он применяется только тогда, когда это удобно полиции или судебной системе. В конце концов, только на этой неделе судья Минц принял решение о том, что демонстрации на ул. Бальфур разрешены и в поздние часы, и при помехах жизни соседей, потому что право на протест является основным правом, превосходящим любое другое право. А вот нас ограничили, хотя нас даже нельзя сравнивать с ними по интенсивности их демонстрации и шуму? Здесь есть явная дискриминация и явный незаконный приказ полиции».

(корреспондент) Может быть, есть разница между демонстрацией перед домом премьер-министра и демонстрацией перед домом частного лица.

«Это правда, что Лиат Бен-Ари — государственный служащий, а не общественный деятель, но власть, которую она имеет в своих руках, сильнее, чем у многих политиков. В конце концов, она подписала необоснованные обвинительные заключения против Нетаниягу, и на самом деле она оказывает огромное влияние на порядок в стране, на непрекращающиеся танцы вокруг расследований и утечки, которые происходят в соответствии с политической повесткой дня. У чиновников в Израиле неограниченная власть, и они фактически правители. Поэтому запрещено проводить демонстрации перед их домом?

Я не собираюсь сдаваться и буду продолжать приходить на демонстрации, несмотря ни на что. Тридцать лет назад я поднялся из антисемитского и тоталитарного государства в государство еврейское. У меня нет другой страны. Здесь идет война за наш дом и у нас нет выбора, кроме как продолжать сражаться. СМИ молчат про нас, ведут себя так, как будто нас не существует, но мы будем продолжать попытки влиять на общественное сознание».

По словам адвоката Низри, израильская полиция установила новый стандарт дискриминации во время недавних демонстраций: «С одной стороны, полиция знает, как вводить суровые ограничения на акции протеста перед домом Лиат Бен-Ари, а с другой стороны, они не применяют уголовное законодательство во время демонстраций против Нетаниягу. Это поведение, которое вызывает реальную озабоченность тем, что полиция действует по крайне неправильным и серьезным политическим мотивам и проводит дискриминацию между гражданами, граничащаю с преступными». Адвокат Низри добавил, что «мы будем требовать исполнения закона с нарушителей закона. Закон — это не шутка и не рекомендация. Мы призываем полицию Израиля сравнить условия протеста в мошаве Херут с условиями протеста в Иерусалиме и применить один закон ко всем гражданам».

Ссылки.

mignews  

mignews2

newsru 

newsru2

israelinfo

israeleco

israeleco2

mida

ОЦЕНИТЕ ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ

Рейтинг: / 5. Всего голосов:

Пока еще нет голосов! Будьте первым!

Translate
Skip to content