В первой статье цикла рассказывалось о том, как сложилось деление политических движений на правые и левые, как смысл этих понятий менялся в истории. Мы указали на наличие национальной специфики в трактовке данных терминов, отметив, что в Палестине/Израиле они еще более многогранны и запутанны, чем в остальном мире.

Левые политики Израиля любят с гордостью утверждать, что именно их идейные предшественники создали и отстроили страну. Формально говоря, в этом есть немалая доля правды. Однако строили они не на пустом месте.

Еврейское присутствие в Эрец-Исраэль — она же по-латински Палестина — не прекращалось никогда. Причем вплоть до 80-х годов XIX века, ознаменовавшихся возникновением светских поселенческих движений «Билу» (название взято из Торы и представляет собой сокращение ивритских слов «Дом Иакова! Придите, и пойдём во свете Г-споднем») и «Ховевей Цион» (в России получило известность под названием «Палестинофилы»), небольшая еврейская община в нашей стране практически полностью состояла из глубоко религиозных евреев, каковых сейчас называют ультраортодоксами.

Наиболее крупные еврейские общины существовали в Иерусалиме и Цфате, меньшие — в  Шхеме, Хевроне и Тверии. Именно эти люди, иначе называемые сегодня «харедим», не только пронесли сквозь века эстафету непрерывного еврейского присутствия, но и ввели в употребление термин «сионизм».

Изобрел его (отталкиваясь от названия иерусалимской горы Сион) не кто иной, как лидер ортодоксально-религиозного движения «Агудат Исраэль» и пламенный любитель и пропагандист языка идиш Натан Бирнбаум (1864 — 1937). Он изображен на иллюстрации.

Впервые термин «сионизм» появился в 1890 году на страницах редактировавшегося Бирнбаумом журнала «Зэлбстэмансипацион» («Самоосвобождение»). В обиход это слово вошло с 1892 года, когда Бирнбаум употребил его на дискуссионном форуме в Вене. Патент на «сионизм» у него никак не отнять, даже если старательно замалчивать это не удобное для левых секуляристов обстоятельство.

Однако история распорядилась так, что подавляющее большинство репатриантов конца XIX – начала ХХ веков составили люди, во-первых, сугубо светские, во-вторых, настроенные социалистически (особенно после неудачной революции 1905 года в России – не удалось там, попробуем построить социализм тут…) и, в-третьих, не питавшие к идишу особых сантиментов.

Какими конкретно были взгляды этих первопроходцев, чуть позже названных первыми сионистами? Вот что писал известный публицист, идеолог «Ховевей Цион» Моше-Лейб Лилиенблюм (1843 — 1910) в книге «О возрождении еврейского народа на святой земле древних отцов» (Одесса, 1884):

«Если цивилизация могла на короткое время спасти нас от тех преследований, которые имели религиозный характер, то она никоим образом не в состоянии спасти нас от тех преследований, которые имеют национальный характер… Никакая цивилизация, никакой прогресс не могут требовать, чтобы чужой был принят в семейство на правах домочадцев. Есть, правда, одна ничтожная и преступная фракция, для которой пока не существуют ни свои, ни чужие, а только рабочие да производители. Но если даже этой фракции суждено когда-нибудь и где-нибудь на некоторое время осуществить свою фантазию, то уже евреям не дожить до этого времени. Можно с полной уверенностью утверждать, что в народной ярости, которую эта фракция всегда и везде старается раздувать для достижения своих преступных целей, будут перерезаны почти все евреи как мнимые капиталисты и как вечный козел отпущения, вечно служащий для всех удобным громоотводом… Это обстоятельство должны иметь в виду и самозваные благодетели человеческого рода из нашей молодежи…

Но и это еще не всё. Цивилизация и прогресс не только не могут уничтожать явлений, подобных антисемитизму, но напротив, они косвенным образом даже поощряют их».

Хотя многие представители первых волн алии прекрасно владели идишем, они в массовом порядке предпочли ему иврит, каковой стал одним из главных атрибутов сионистского возрождения Эрец-Исраэль. Активнейшим проводником такой языковой доктрины стал Давид Бен-Гурион, выдвинувший лозунг «Только иврит!» и в буквальном смысле преследовавший театры и газеты на идиш, однако чудом вспоминавший родной язык в беседах с иностранными спонсорами сионистского движения и Государства Израиль. (Нажмите и прослушайте для примера его запись от 1963 года.)

Исключением в этом плане среди сионистских лидеров той поры стал Бер Борохов (1881 — 1917) – основатель Сионистского социалистического рабочего союза, позднее названной Еврейской социал-демократической партии Поалей-Цион, и по совместительству один из первых ученых-филологов, специализировавшийся на грамматике и лексикологии идиша. О его политическом кредо мы поговорим в следующий раз.

В основном, как сказано выше, это был период интенсивного возрождения и модернизации иврита. Наибольший лингвистический вклад в этот процесс внесли Менделе Мойхер-Сфорим и Элиэзер Бен-Йегуда. В ульпанах рассказывают только о втором — наверное, потому, что первый осмеливался делить свои симпатии между ивритом и идишем.

Это был и период почти безраздельного господства социалистического направления в сионизме. Последнее, впрочем, было отнюдь не монолитным, а делилось на десятки группировок, различавшихся мало заметными постороннему глазу идеологическими нюансами, в частности трактовками марксизма, отношением к диаспоре, а также реакцией на скоропалительно одобренный Теодором Герцлем план замены Эрец-Исраэль Угандой.

Естественно, по общемировой политологической шкале все эти движения являлись оттенками левого. Но ни в коем случае нельзя ставить знак идеологического равенства между левыми активистами 100-120-летней давности и теми, кто заправляет делами на израильском левом фланге сегодня.

В третьей статье цикла я приведу несколько цитат, иллюстрирующих этот тезис, после чего мы перейдем к рассмотрению правого сионизма. Пока упомяну лишь, что в апреле 1925 г. в Париже состоялась учредительная конференция Всемирного союза сионистов-ревизионистов, провозгласившая его политической партией в составе Всемирной сионистской организации. Первым президентом Всемирного союза сионистов-ревизионистов был избран Владимир (Зеэв) Тёмкин, но на практике руководство организацией сразу сосредоточилось в руках его более знаменитого тезки — Жаботинского.

ОЦЕНИТЕ ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ

Рейтинг: / 5. Всего голосов:

Пока еще нет голосов! Будьте первым!

Translate
Skip to content