Выбрать страницу

Автор: Тувья Лернер, 4 февраля 2009 года

Поговорим о закадычных друзьях: бизнесмене Мартине Шлаффе и политике Авигдоре Либермане. Но вначале приведем несколько фактов о Шлаффе и его интересах в израильской политике. Все эти факты либо публиковались ранее и не отрицались героями событий, либо автор имеет достаточно надежные источники, подтверждающие их достоверность. При изучении этих фактов у вас отпадут такие детские вопросы, как “Почему Либерман вошел в коалицию Ольмерта и продлил этот кошмар на целых два года?” или «Почему сейчас Либерман и Тиби взаимно раскручивают друг друга, причем первый снимает на этой грубой игре на порядок больше дивидендов… Может, потому, что арабский электорат умнее нас с вами?»

Мартин Шлафф родился в ультрарелигиозной еврейской семье, но еще в молодости отбросил традиции отцов и подался в бизнес с “открытой головой”. Бизнес у него игорный, он владеет несколькими казино. Он сделал кое-какие деньги, но был птицей не очень высокого полета во всех смыслах слова. Первый существенный толчок вверх Мартин Шлафф получил в 1980-х гг., когда МИД покойной ныне ГДР (Восточной Германии) предоставил ему монопольную лицензию на торговлю между восточноевропейскими странами и западной Европой. Такую лицензию мог в те времена “холодной войны”, получить только очень ценный кадр восточногерманской ГБ — ШТАЗИ…
Ценность Шлаффа для ШТАЗИ заключалась именно в игровом бизнесе. Дело в том, что с развитием компьютеризации, электронной почты, переросшей потом в интернет и созданием огромных баз данных по всем возможным вопросам, и прочих явлений глобализации, стало невозможно отстирывать капитал с помощью письма налоговому инспектору, что мол “где-то на краю света умер какой-то бездетный дядя и наследство упало на голову так неожиданно, что я вовремя не сообщил о нем. Прошу сейчас принять мое сообщение”. Дотошный чиновник мог докопаться и до края света… А если люди, передающие секреты своей страны, не могут безнаказанно воспользоваться вознаграждением, их трудно подбить на предательство. Но если источнику информации предлагают “честно” выиграть деньги в казино, и получить их с соответствующей квитанцией, это повышает интерес и соблазн пойти на преступление и сразу поправить все свои финансовые дела. Это совсем другой разговор. Вот тут-то и нашелся нужный человек на нужном месте в лице Мартина Шлаффа.
Но самый невероятный скачок, который ввел Шлаффа в разряд мультимиллиардеров, произошел в результате прекращения существования ГДР и введения ее в состав ФРГ в октябре 1990 г. Это сопровождалось поджогом здания ШТАЗИ. Организация сожгла все свои архивы, навсегда похоронив тайны разведки в пепле. Но “деньги партии”, наверно, не сгорели в этом большом костре…, о чем и свидетельствует дело Шлаффа. Но денег оказалось так много, что прачечная не могла отстирать весь объем. И Шлаффу пришлось самому искать более крупные прачечные, чем все его казино вместе взятые, у которых оказалось много черного капитала, списанного на выигрыши клиентов.
Но мир не без добрых людей… Ведь тогда Шимон Перес и Йоси Бейлин вели переговоры с еще одним другом Мартина Шлаффа — Ясером Арафатом, дела которого были настолько плохи, что он готов был почти на все, лишь бы вылезти из своей трясины. Речь шла о создании Палестинской Автономии, после того как Арафат авторитетно убедит израильских арабов поддержать нужные партии на выборах в Израиле. В этой сделке израильская оппозиция обещала Арафату после взятия власти: территории Иудеи и Самарии, деньги и оружие, плюс армию в 30.000 штыков, часть из которых он привезет с собой из Туниса, а часть мобилизует на месте. Эта автономия должна при всемирной поддержке перерасти в государство по истечении 5 лет. В этом полугосударстве можно создавать любые фирмы и писать любые отчеты, то есть отстирывать любые деньги, главное поделиться с «раисом» и его приближенными и доверенными лицами, такими как Мухаммед Рашид и покойный ныне Йоси Гиносар. Арафат брал себе 8%, а Гиносар и Рашид по 5%. Притом через последних двух проходило далеко не все, но с того, что прошло через Гиносара, он сколотил миллиард (!) долларов на пяти процентах.
Так что ставки были очень высоки, и Шлаффу было просто необходимо обезопасить фланги в израильской политике, чтобы при любом раскладе его интересы были представлены на должном уровне. Он дружил со многими израильскими политиками и высокопоставленными чиновниками. Почти все главы канцелярии премьер-министра, начиная с Эйтана Хабера (предшественника Либермана на этом посту) числились у него в друзьях. А в каденции Барака, Шарона и Ольмерта — и сам премьер тоже. Среди видных друзей Шлаффа можно помянуть еще и Арье Дери, Хаима Рамона, Дова Вайсгласса, Ципи Ливни и других.
Дружба поддерживалась не только платоническими наставлениями, веселыми банкетами и загранкомандировками в злачные места…, но также и готовностью всегда дать взаймы на дружеских условиях. В наших демократиях политику всегда не хватает денег на то, чтобы нас гипнотизировать и зомбировать с помощью самых дорогостоящих специалистов в этой области. Начиная с каденции Шарона, эти спецы почти постоянно состоят на службе “Форума фермы Шикмим”, поддерживающего “Кадиму” и лично Ципи Ливни.
Полицейское расследование финансирования праймериз Шарона в 1999 году выявило, что Сирил Керн из ЮАР одолжил Шарону 6 миллионов. Следствие в ЮАР выявило, что Керн не был в состоянии швырятся такими суммами, и давал он не свои, а полученные специально для этой цели деньги из австрийского банка, с которым сотрудничает Мартин Шлафф. Австрийская полиция проявила готовность к сотрудничеству и даже самостоятельно провела ряд розыскных мероприятий, выведших их на след Мартина Шлаффа. Но на продолжение следствия нужен был запрос из израильского Минюста, который тогда возглавляла Ципи Ливни. На этом следствие и застряло. Вину свалили на австрийскую полицию и Минюст.
Из вышесказанного мы можем заключить, что система проста, как жизнь. Нужным друзьям Шлафф дает взаймы через подставных сирилов кернов (или кипрских липовых фирм Черного) и не торопит с возвратом долга. Но дружба при этом очень укрепляется. Укрепляется настолько, что когда имеется острая необходимость, старший друг и кредитор позволяет себе давать указания к действию, прямо по телефону… Например, Бараку велели подарить Арафату наш газ, обнаруженный напротив Ашкелона. Барак сделал это грамотно, с точки зрения пиара. Он терпеливо дождался, пока пробурили еще одну скважину над тем же месторождением, но южнее Ашкелона. Затем было объявлено о “двух месторождениях”: одно напротив Ашкелона, второе напротив Газы. Барак заявляет о подарке Арафату “южного месторождения” в рамках жеста доброй воли. Этим шагом Барак отдал главному спонсору террора — Арафату (а затем ХАМАСу) весь газ Ашкелонского месторождения, который можно выкачивать как из южной скважины, так и из северной. Арафат передает без всякого тендера права на добычу и торговлю газом компании “Бритиш газ”, в которой Шлафф к тому времени является одним из самых весомых компаньонов. Не исключено, что если бы Барак не сделал этого, подставное лицо типа Сирила Керна потребовал бы все деньги на бочку и немедленно. И не надо посылать киллеров: судебный иск такого рода может потопить любого политика, когда сам Шлафф остается в стороне и продолжает работать с остальными подопечными…
Миссия Либермана во всей этой головоломке — собирать голоса справа и полученными мандатами подстраховывать “коалицию Шлаффа” с позиций “правее стенки”.
Правда, правизна заключается лишь в перебранках с Ахмедом Тиби, с которым они успешно раскручивают друг друга, а по реальной партийной платформе можно войти в любое правительство и поддержать любую авантюру в случае необходимости, а покуда необходимости нет, критиковать политику безответственных уступок по принципу курицы, убегающей для приличия от немолодого петуха и думающей: “А не слишком ли быстро я убегаю?”. Но перед выборами эти детали не афишируют. Вообще, НДИ — это партия, которая порядка 90% своих усилий расходует на пиар. На реальные действия сил не остается…
Ранее, когда Либерман наехал на Барака и тот ответил, что Либерман на посту главы канцелярии премьер-министра оказывал всяческую поддержку казино Шлаффа в Иерихоне, доходы с которого частично спонсировали террор (арафатовские 20%), Либерман обвинил Барака в том, что тот использует информацию ШАБАКа, полученную им в должности премьер-министра, в своих личных политических интересах, и тем самым косвенно подтвердил обвинения в свой адрес. Делалось это по телефонным указаниям лучшего друга и партнера по бизнесу — Мартина Шлаффа. А когда коалиция главного игрока, которого спонсировал тогда Шлафф — Эхуда Ольмерта — пошатнулась в результате Второй Ливанской войны, Либерман закричал: “Все в правительство!” и подпер коалицию, просидев целый год на опереточной должности “главного стратега”, пока следствие не заставило Ольмерта уйти. И совсем не важно, какими аргументами Либерман оправдывал свои действия. Это просто не имеет никакого значения.
Из вышесказанного ясно, в чьих интересах действует Либерман, используя твое, правый избиратель, доверие. Поэтому не удивляйтесь, когда Либерман приведет к власти Кадиму после выборов. А ведь для этого ему даже не надо поддерживать Ливни, достаточно просто не рекомендовать президенту Нетаниягу, если опросы нам не врут.
А сейчас он с чистой совестью, глядя нам прямо в глаза, обещает поддерживать “только Нетаниягу” и “исключительно коалицию с Ликудом”. При этом он говорит нам чистую правду. Ведь телефон от “лучшего друга” и бизнес-партнера Мартина Шлаффа с указаниями по коалиционным переговорам поступит в канцелярию Либермана только после изучения результатов выборов и оценки оптимального для его (Шлаффа) интересов расклада. И совсем не важно, какими аргументами он нам будет оправдывать очередное предательство. Это просто не будет иметь никакого значения.
Источник: https://likudnik-ru.livejournal.com/266329.html

ОЦЕНИТЕ ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ

Рейтинг: / 5. Всего голосов:

Пока еще нет голосов! Будьте первым!

Translate
Skip to content