Борис, расскажите немного о себе.

Мне 52 года, я родился в Москве, окончил Московский автодорожный институт с дипломом инженера-механика, репатриировался в 1990 году с мамой и дедушкой (ныне покойным). Отслужил в израильской армии, после чего пять лет проработал в качестве гражданского специалиста на военном заводе, производящем танк «Меркава» и бронетранспортер «Пума». Параллельно я учился в Беэр-Шевском университете и получил вторую степень по менеджменту. Затем я работал на различных инженерных должностях в хайтеке, руководил отделом технического обслуживания в израильском филиале компании «Кока-Кола», а последние восемь лет являюсь частным предпринимателем в сфере недвижимости.

Это ваша профессиональная карьера. А политическая?

Политикой я заинтересовался, не успев вступить в сознательный возраст. Так распорядилась жизнь. Тема сионизма присутствовала в нашей семье всегда. Отец был отказником, в 1973 году он совершил алию, а мы с мамой – позднее.

Поначалу я наблюдал за израильскими политиками со стороны, а в 2006 году вступил в партию «Ликуд». Два года спустя я стал координатором по связям с русскоязычными волонтерами в канцелярии тогдашнего лидера оппозиции Биньямина Нетаниягу, также на общественных началах помогал ему вернуться на пост премьер-министра.

В последующие годы я продолжал свою добровольческую деятельность в «Ликуде» и резко активизировал ее года три назад, когда стало очевидно, что нашему премьер-министру «шьют дела». Мне это его преследование напоминает советский принцип «был бы человек, а статья найдется». Теперь это ясно не только мне, даже у судей появилось множество процессуальных замечаний к работе прокуратуры и юридического советника правительства. Эти дела постепенно разваливаются, и это видят все.

Вы член центра «Ликуда»?

Нет, но я активно участвую во многих партийных мероприятиях: вы могли видеть меня на демонстрациях, в пикетах, на вахтах протеста. На трех последних выборах и между ними я возглавлял тель-авивский штаб агитации русскоязычного населения, постоянно действующий в рамках всеизраильского штаба ликудников-репатриантов под руководством депутата Тали Плосковой.

Теперь вы тоже претендуете на место в Кнессете. Но ваша сороковая позиция ничего не гарантирует, лишь при весьма благоприятных обстоятельствах она окажется проходной…

Вы ошибаетесь. Абсолютное большинство граждан страны придерживается правых взглядов, в том числе и русскоязычные израильтяне, но многие из них до сих пор не решили: пойдут ли они голосовать. Мы точно знаем, что если большинство сторонников «Ликуда» придут 23 марта на избирательные участки, то наш список получит как минимум 40 мандатов. Я собираюсь заниматься в Кнессете не только специфически русскоязычными проблемами, но и общеизраильскими вопросами политики, экономики и упорядочения взаимоотношений между различными ветвями власти.

Вы вступили в «Ликуд» именно после того, как партию возглавил Нетаниягу. Чем он вам импонирует?

На протяжении нескольких десятилетий считалось, что единственным способом помириться с арабским миром является отдача земель. Продвигаемый левыми принцип «мир в обмен на территории» вместо прочного мира принес террор, кровь, слезы и утрату чувства безопасности.

Биньямин Нетаниягу принял на вооружение новый подход, описанный им в книге «Место под солнцем»: права Израиля на Эрец-Исраэль безусловны и торгу не подлежат, а мир должен предоставляться в обмен не на территории, а на мир. Именно с этих позиций в 2020 году были заключены мирные договоры с Объединенными Арабскими Эмиратами, Бахрейном, Марокко и Суданом. Кроме того, стремительно нормализуются отношения с Саудовской Аравией, Оманом и другими арабскими государствами.

Как это отразится на нашей экономике?

Многие израильтяне думают, что мирные договоры со странами Персидского залива – это в основном возможность провести отпуск в Дубае или Абу-Даби (что само по себе тоже неплохо), но они даже не подозревают, какой колоссальный экономический потенциал несут исторические «соглашения Авраама».

Старая железнодорожная линия, соединяющая Хайфу и Бейт-Шеан, будет продлена до иорданской границы, пройдет по мосту имени короля Хусейна, затем сквозь территорию Иордании, соединится с сетью железных дорог Саудовской Аравии и выйдет к Персидскому заливу, достигнув портов ОАЭ и Катара.

Экономический потенциал этого проекта трудно переоценить: транзит товаров с Запада на Восток и обратно на сумму 250 миллиардов долларов в год будет приносить Израилю до 10% лишь в виде пошлин. И это только от транзита! Прибавьте к этому дополнительные рабочие места в морских портах, в железнодорожной компании Израиля и т. д.

Таковы прямые дивиденды только от одного проекта, не считая потенциала во всех остальных сферах: в хайтеке, обороне, туризме, промышленности, сельском хозяйстве. Это не какой-то фантастический план превращения Израиля в Сингапур или Гонконг, а совершенно конкретные результаты политики «Ликуда», Нетаниягу и его министров. Политики, осуществляемой под тяжеленным прессом пандемии коронавируса.

Ясно, что пандемия улучшению экономической ситуации не способствовала и способствовать не могла…

Однако нежданный кризис застал наше народное хозяйство в наилучшем положении, насколько это было возможно. Мировой кредитный рейтинг Израиля за последний год подтвержден компанией Moody’s на наивысшем уровне: А1. Соотношение государственного долга и валового национального продукта Израиля – одно из самых стабильных в мире, невзирая на нанесенный пандемией урон. Нынешний курс шекеля к доллару – самый высокий за последние 12 лет.

В целях борьбы с коронавирусом Биньямин Нетаниягу сумел доставить в страну нужное количество порций вакцины и вместе с министром здравоохранения Юлием Эдельштейном возглавил кампанию массовой вакцинации населения, темпы и охват которой не имеют аналогов в мире. Готовятся к подписанию соглашения об открытии предприятий по производству вакцины в Израиле.

Не поддаваясь безграмотным призывам левых и центристских партий, глава правительства извлекает, в прямом и переносном смыслах, максимум возможного из недавно открытых месторождений природного газа. В 2020 году в израильскую казну поступил первый миллиард шекелей дивидендов от месторождения «Тамар» – и это лишь самое начало: потенциал газовых доходов исчисляется десятками миллиардов шекелей в год. В данной сфере Биньямин Нетаниягу преодолел яростное сопротивление со стороны популистов, потратив на борьбу с ними 5 драгоценных лет.

Как отражается добыча природного газа на жизни рядовых граждан?

В том числе благодаря добыче газа граждане Израиля получают весомую финансовую поддержку в период пандемии. Запаса прочности, накопленного за годы правления Нетаниягу, хватило для того, чтобы избежать экономического краха, подобного тому, что наблюдается во многих странах вследствие коронавируса. А какой медицинский крах постиг бы нас, если бы руль находился в руках Либермана, предсказывавшего не более 10 жертв эпидемии, или в руках Лапида, предрекавшего получение Израилем ровно 5 порций вакцины!..

И сегодня каждый гражданин Израиля должен спросить себя, кому он доверит благосостояние самого себя, детей и внуков: Биньямину Нетаниягу, доказавшему свой профессионализм в сложнейших кризисных ситуациях, или демагогам, чья политическая, экономическая, социальная и медицинская программа исчерпывается одной заезженной фразой «только не Биби».

Могу с цифрами в руках доказать, что Яир Лапид был самым провальным министром финансов в истории Израиля…

Есть еще Гидеон Саар. Не станете же вы отрицать, что он правый политик?

Присутствует большая путаница в том, что касается понятий «правых» и «левых». Сегодня правым следует считать такого политика, который стремится к созданию правого правительства. Политик, делающий всё от него зависящее, чтобы предотвратить создание правой коалиции, по факту принадлежит к левым. Саар прочно связал себя с Лапидом и той потенциальной левой коалицией, без которой у него не может быть правительства: в нее входят «Авода», МЕРЕЦ и НДИ при поддержке Объединенного арабского списка.

В израильской политике были прецеденты, когда политики, вышедшие из правого лагеря, меняли окрас и начинали активно продвигать левую повестку дня. Например, Ариэль Шарон в эпоху одностороннего отступления, Ципи Ливни, Эхуд Ольмерт.

А про Нафтали Беннета вы такого не скажете?

Беннета интересует только Беннет. Сейчас он сидит на заборе. В отличие от Саара, он не бойкотирует Биньямина Нетаниягу, как, впрочем, и Яира Лапида. Он лишь в последний момент решит, какую из сторон ему окажется выгоднее шантажировать. В сегодняшней тревожной ситуации, когда каждый голос может перетянуть часу весов, отдавать голос за его «Ямину» – безответственно.

А как вы видите такую застарелую проблему, как взаимоотношения с ультраортодоксальным сектором? Чуть ли не еженедельно то из ШАСа, то из «Яадут а-Тора» раздаются «антирусские» высказывания, чем искусно пользуется НДИ.

Прежде всего, не следует отождествлять русскоязычное население с одной этой партией. Рейтинг Либермана падает, сегодня у него нет даже четырех «железных» олимовских мандатов. Чтобы обеспечить себе прохождение электорального барьера, партия НДИ вынуждена все плотнее работать и с ивритоязычными избирателями, конкурируя на левом фланге с МЕРЕЦ за электорат «только не Биби» и «антихареди».

А на русском языке Либерман уже третий десяток лет обещает решить социальные проблемы алии, но так их и не решает, хотя у него были прекрасные шансы. Самая благоприятная на моей памяти возможность складывалась в мае 2019 года, когда Либерману в ходе коалиционных переговоров с «Ликудом» предлагалось 2,5 миллиарда шекелей. Этих денег хватило бы, чтобы коренным образом улучшить финансовое положение пожилых репатриантов, включая тех, кто не успел и уже не успеет заработать в Израиле полноценную пенсию.

Однако Либерман в последний момент неожиданно сорвал формирование правой коалиции, выйдя на тропу войны лично против Нетаниягу под предлогом борьбы с религиозными. Совершенно ясно, что пенсионерам и инвалидам гораздо важнее размер пособий, нежели бессмысленная борьба с ультраортодоксами. Короче, тот шанс был упущен, проблема так и осталась, и теперь нет никаких оснований полагать, что Либерман заинтересован ее решать. Я имею в виду на деле, а не на словах. На деле он лишь сеет ненависть к целым секторам населения.

Вы считаете, что эта ненависть лишена оснований и появилась на пустом месте?

В отличие даже от партии «Еш Атид», НДИ подрывает всеизраильскую солидарность и раскалывает общество в очень деликатной сфере. Наше общество всегда было разношерстным, однако с самого начала существования нашего государства, и даже до его провозглашения, ему был присущ некий общеизраильский сантимент. Конфликты всегда случались, но они решались по-семейному, без разрушения основополагающих ценностей, цементирующих Израиль.

Партии НДИ этот сантимент, по-видимому, чужд. Ее лидеры ради своих малопонятных, абсурдных целей пускаются во все тяжкие.

Безусловно первыми, еще до пандемии коронавируса, они подорвали общеизраильскую солидарность, чувство локтя. Теперь в обстановке пандемии подрыв чувства локтя, утрата взаимного доверия пагубнейшим образом сказываются на общественной атмосфере. Хотя коронавирус, подобно войне, должен был бы сплотить народ. Ощущаем ли мы себя одним народом? Мне тягостно думать об этом, в особенности потому, что вина за эту трагически глубокую трещину лежит на людях, говорящих на одном со мной языке.

Однако вы не до конца ответили на мой предыдущий вопрос. Разве ШАС и «Яадут а-Тора» никогда не допускают провокационных оскорбительных высказываний в адрес русскоязычных граждан?

Конечно, отрицать этого нельзя. Но давайте отличать общее от частного, отдельные деревья от леса. Необдуманные, глупые, порой мерзкие высказывания отдельных раввинов – это одно. Систематическая непрекращающаяся кампания ненависти, льющаяся из всех рупоров СМИ – это другое. Вы где-нибудь видели официальные плакаты ШАСа типа «оторвем русскоязычных пенсионеров от кормушки»? Я не адвокат ультраортодоксов и не прокурор НДИ. Но я ощущаю, что весь смысл существования либермановской партии, находящий концентрированное выражение в ее предвыборных лозунгах – создание хаоса, нестабильности, конфликтов внутри нашего общества.

А вот харедим, при всех к ним претензиях – а претензий немало, у ликудников в том числе – не ставят самоцелью вмешательство в жизнь остальных граждан. Они не стремятся нарушить статус-кво, установленный на заре существования нашего государства, причем при правлении левых партий. Но возникшая ситуация заставляет их прибегать к самозащите. А любимый конек определенных интересантов – разговоры о «религиозном диктате» – имеет обратную сторону медали: ультраортодоксам кажется, и не без оснований, что их традиционный образ жизни оказался под опасной угрозой.

Где же выход?

Чудодейственных рецептов нет. Единственный приемлемый для нас путь – эволюционный, а не революционный. Без «шашек наголо». Доброжелательно выслушивать друг друга и искать компромиссы. Государственной мудрости Биньямина Нетаниягу хватит и на это. В завершении интервью могу отметить одно: только «Ликуд» во главе с Нетаниягу создаст настоящее правое правительство, которое приведет к новым достижениям, в первую очередь, к новым рекордам в экономической сфере, что столь необходимо Израилю именно сейчас. А голос за любую другую партию – это голос за Лапида на посту правительства. Так что 23 марта голосуйте только за «Ликуд»!

ОЦЕНИТЕ ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ

Рейтинг: / 5. Всего голосов:

Пока еще нет голосов! Будьте первым!

Translate
Skip to content