Специально для «Еврейского Мира» перевод статьи Кэролайн Глик о структуре нынешнего правительства Лапида-Аббаса-Беннета.

Кэролайн Глик

Множество искренних сторонников Израиля за рубежом в смятении — они не понимают, как им относиться к новому правительству еврейского государства. Впрочем, в схожем смятении пребывают и многие израильтяне.

С одной стороны, возглавивший это новое правительство Нафтали Беннет известен, как человек правого политического толка. Более того, его партия даже называется «Ямина», что в переводе с иврита означает «справа», иными словами — справа от крупнейшей и в недавнем прошлом правящей партии Израиля — партии «Ликуд», под руководством бывшего премьер-министра Биньямина Нетаниягу.

Вместе с тем, сразу после того, как правительство Беннета было приведено в начале прошлой недели к присяге, левые устроили шумный праздник в центре Тель-Авива, в то время как правые ушли в траур.

Почему же левые приветствовали главу правительства якобы даже более правого, чем бывший премьер-Биньямин Нетаниягу, а правые, напротив оплакивали восхождение Беннета?

Ответ на этот вопрос стоит начать с простой математики. Кнессет Израиля, состоящий из 120 мест разделён на два примерно равных блока. К правому блоку обычно относят правоцентристскую партию «Ликуд», партии, занимающие идеологические позиции справа от неё, а также религиозные партии. На последних выборах, состоявшихся в марте партии этого блока, получили 65 мест в Кнессете, то есть — уверенное большинство. При этом, набравший 30 мест «Ликуд» был своего рода Гулливером среди всех прочих лилипутских партий — как справа от него, так и слева.

Левый блок возглавляет ставший в новом правительстве министром иностранных дел и сменным премьер-министром Яир Лапид — лидер левоцентристской партии «Еш Атид», обладающей 17-ю местами в Кнессете.

Блок Лапида состоит из левоцентристских и леворадикальных партий, а также двух партий израильских арабов.

Одна из этих партий — националистическая партия палестинских арабов, вторая партия — исламистская. Ни та, ни другая не признают право Израиля на существование в качестве еврейского государства. На мартовских выборах левый блок Лапида получил соответственно в общей сложности 55 мест.

Естественно, можно было ожидать, что Нетаниягу, опираясь на 5-местное большинство своего блока сформирует стабильную правящую коалицию. Однако, несмотря на все свои усилия, сформировать её Нетаниягу ее не удалось, поскольку главы двух партий, перешедших из правого блока в левый — «Ямина» Беннета и Новая надежда» Гидеона Саара (в прошлом министра от партии «Ликуд»), отказались присоединиться к правительству, под руководством Нетаниягу.

Движимые откровенной завистью и слепой ненавистью к Нетаниягу, который, по их мнению, препятствовал их политическому продвижению, Беннет и Саар выставили себя на выборах в качестве альтернативных кандидатов в премьер-министры, но с треском проиграли в завоевании симпатий общества. На фоне полученных Нетаниягу 30 мандатов, Беннету досталось семь, а Саару и вовсе — шесть.

Затем, уже после выборов, в результате продолжительных переговоров с Нетаниягу, которые, по крайней мере, в случае Беннета, были, как мы теперь знаем, абсолютно недобросовестными (он с самого начала не желал входить в правую коалицию), Беннет и Саар открыто покинули свой идеологический блок. Они привели свои крошечные фракции (в случае Беннета, и вовсе шесть членов своей фракции из семи человек) к Лапиду в его лево-арабский блок, чтобы сформировать правительство, в котором Беннет стал номинальным главой в качестве премьер-министра.

На деле Беннет является мнимым, а, вовсе, не реальным премьер-министром, поскольку пользуется поддержкой лишь 10% своей коалиции (ну, или 20%, если добавить к этому также фракцию Саара). Остальные члены коалиции лояльны Лапиду, который через два года должен сменить Беннета на посту премьер-министра.

Принимая во внимание дисбаланс сил, якобы «правый» Беннет, на деле не обладает властью достаточной для того, чтобы проводить серьёзную правую политику. Лапид же, напротив, будет иметь более или менее полную свободу действий для того, чтобы продвигать программу левого большинства.

Однако численный дисбаланс, отнюдь, не единственное ограничение для возможных маневров Беннета. Подорвав правый блок, чтобы сформировать правительство с лево-исламистским блоком, Беннет и Саар предали своих собственных избирателей. Соответственно, если они выйдут из этого правительства, деваться им некуда. Не имея базы, к которой можно было бы вернуться, Беннет и Саар теперь, по сути, стали заложниками левых.

Все это уже само по себе является достаточной причиной для депрессии правых и восторга левых, с энтузиазмом поддержавших правительство Лапида-Беннета.

Однако явное большинство левых в новом правительстве не является самой примечательной его чертой. Более значительным и проблемным аспектом нового правительства Израиля стало то, что оно угрожает еврейскому характеру государства Израиль.

Коалиция Лапида-Беннета состоит лишь из 61 члена. Достаточно того, чтобы два человека перешли из него в оппозицию, и оно немедленно обвалится.

При этом даже не все члены этой 61-местной коалиции проголосовали за ее формирование. Саид Альхаруми из исламистской партии РААМ воздержался при голосовании в знак протеста против предстоящего разрушения незаконных построек в незаконном бедуинском поселении Бир-эль-Дадж в Негеве. Следовательно, правительство получило вотум доверия, набрав лишь 60 голосов против 59.

Фракция исламистской партии РААМ состоит из четырех членов и таким образом является самой маленькой в правительстве Лапида-Беннета. Но размер, как известно, не главное — правительство падет, как только РААМ покинет коалицию. Воздержавшись в день голосования за новое правительство Альхаруми в полной координации с лидером партии РААМ Мансуром Аббасом дал понять Лапиду и Беннету, что они остаются главами правительства исключительно до тех пор, пока того желает РААМ.

Иными словами, в то время как Беннет с его шестью местами и осознанием, что уходить ему некуда, совершенно бессилен в продвижении правой повестки дня, Аббас с его четырьмя голосами и готовностью в любой момент покинуть коалицию является самым влиятельным её членом.

Если правящая парламентская коалиция обязана своим существованием второстепенным партиям, это, по большому счёту, всегда выглядит крайне проблематично.  В случае с РААМ, однако, проблема в буквальном смысле обретает экзистенциальные масштабы.

РААМ отвергает право Израиля на существование. И уже с самого начала в своих коалиционных переговорах с Лапидом и Беннетом, Аббас использовал обретённую им власть для того, чтобы вынудить Беннета и Лапида согласиться на политику, подрывающую суверенитет Израиля и еврейский национальный характер государства.

Чтобы привлечь РААМ в свою коалицию, Лапид и Беннет согласились предоставить фактическую автономию бедуинам в Негеве и общинам израильских арабов в Галилее.

Автономия эта осуществляется двумя способами.

Во-первых, Лапид и Беннет согласились прекратить применение израильских законов о планировании строительства в арабских населённых пунктах, тем самым сделав их, по сути, самоуправляющимися арабскими анклавами внутри Израиля.

Во-вторых, коалиционная сделка предполагает передачу государственных земель, величиной с 10 крупнейших городов Израиля, незаконным поселениям бедуинов в Негеве. По данным израильской некоммерческой общественной организации «Регавим», отслеживающей незаконное арабское строительство, бедуины в Негеве построили около 80 000 нелегальных построек. Лапид и Беннет согласились узаконить большую часть этой кражи государственной земли и более того — вознаградить бедуинов за их преступное поведение, построив для них новые города, на средства любезно предоставленные им из госказны, то есть — израильскими налогоплательщиками.

Незадолго до того, как коалиция Лапида-Беннета была одобрена, Аббас произнес с трибуны Кнессета речь на арабском языке, в которой пообещал: «Мы вернём земли, украденные у нашего народа».

Какие земли он имел в виду? В своей речи в 2018 году Аббас ясно дал понять, что в соответствии с идеологией «Братьев-мусульман» он имеет в виду весь Израиль.

«С момента [основания Израиля] в 1948 году арабский народ Палестины живет в условиях непрекращающейся катастрофы, созданной сионистскими террористическими бандами»,

— сказал он тогда.

Аббас также неоднократно отрицал еврейскую историю в Иерусалиме, самом святом городе еврейского народа. Он отрицает, что еврейский Храм когда-либо стоял на Храмовой горе. Во вторник, накануне ежегодно проходящего в Иерусалиме парада флагов, посвящённого освобождению и объединению города в 1967 году, Аббас резко осудил запланированное шествие, в котором евреи проходят по своей столице с национальными флагами.

«Сегодняшний парад флагов в Иерусалиме — это вопиющая провокация, а его главная составляющая — это крики ненависти и подстрекательство к насилию с целью разжечь конфронтацию в политических целях»,

— заявил он.

Поскольку нынешнее правительство зависит от удовлетворённости Аббаса, Беннет не может даже осудить своего нового партнёра по коалиции за подобные полные ненавистные и подстрекательства высказывания.

РААМ стала первой партией израильских арабов, присоединившейся к правящей коалиции.

Заметим, многие друзья Израиля справедливо указали на это событие, как на еще одно доказательство явной лживости оскорбительных ярлыков Израиля как государства «апартеида», оскорблений, которые лишь недавно были поддержаны такими представительницами Конгресса, как Александрия Окасио-Кортес, Рашида Тлайб и Ильхан Омар.

И здесь очень важно отметить два обстоятельства, которые часто упускается из виду.

Во-первых, Окасио-Кортес, Тлайб, Омар и их коллеги клевещут на Израиль не потому, что их просто дезинформировали. Они клевещут на еврейское государство, потому что хотят лишить легитимности само его существование.

А во-вторых, и возможно, это даже ещё хуже, Аббас и сам полностью поддерживает эту линию. Будучи сам очевидным доказательством тому, что Израиль не является расистским государством, Аббас в ноябре 2019 года назвал Израиль «режимом апартеида».

Трудно сказать, как долго продержится правительство Лапида-Беннета. Несмотря на то, что Беннет и Саар самозабвенно выполняют миссию, ведущую их к политической гибели, члены их фракций вполне могут решить, что лучшим для них вариантом станет побег с коалиционного корабля. РААМ также может покинуть коалицию в любое время. Да и сам Лапид может решить, что, использовав Беннета, для смещения Нетаниягу, он больше не нуждается в этом партнёре, и свергнуть нынешнее правительство своими силами.

При этом, даже оказавшись главой оппозиции, а не премьер-министром, Нетаниягу по-прежнему остается самым популярным политиком в Израиле. А его партнеры по оппозиции едины в своем желании как можно быстрее развалить хрупкую коалицию Лапида-Беннета.

Таким образом, как бы долго это ни продолжалось, правительство Лапида-Беннета будет неумолимо дрейфовать ко всё более левой и даже откровенно исламистской повестке дня.

Отсюда и радость левых, которым без Беннета и Саара ни за что не удалось бы прийти к власти. Отсюда и слезы правых, которыми сейчас управляет правительство, с доминирующим левым и исламистским большинством, несмотря на то что общество предоставило на последних выборах правым возможность сформировать устойчивую правую коалицию.

Источник на английском — Newsweek
 Перевод Александра Непомнящего — Еврейский мир

Июнь 2021

 

ОЦЕНИТЕ ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ

Рейтинг: / 5. Всего голосов:

Пока еще нет голосов! Будьте первым!

Translate
Skip to content